ФЭНДОМ


Восемь лет назад я снимал квартиру на двоих с приятелем, мы были студентами, много пили и часто приводили подруг. Договариваться заранее получалось не всегда – многие подруги появлялись слишком спонтанно и так же исчезали, срок эксплуатации у них был короткий, и выжать из него надо было побольше. Мобильных тогда было не так много, домашнего телефона у нас не было, поэтому и я, и он иногда врывались в квартиру в совсем неподходящие моменты. Времена были пуританские, бляди бывали скромными, пугаными, и мы, как правило, после этого ругались – кроме одного случая. Тогда я был бы очень рад, если бы он ворвался.

В тот вечер я привел с дискотеки милую девушку лет двадцати, низкорослую, коренастую и с прямо вот СИСЬКАМИ, она была очень пьяная и очень с СИСЬКАМИ - мне было 18, что могло быть важнее? Хотя что важнее у нее тоже было с собой и в доступе, и я начал раздевать ее еще в подъезде. Ее шатало, и меня шатало, наши шатания совпадали иногда, это дико заводило, я стоял колом, и, когда смог открыть дверь, втолкнул ее в комнату, повалил на свою кровать, выбросил расстегнутый еще в коридоре пояс и стащил с нее джинсы. Дверь осталась открытой, за окном было темно, свет горел в коридоре, а в комнате я не успел включить, так был увлечен. У нее была тонкая полоска густых волос, я хотел бы сказать про розовый цвет ее писечки, но в полутьме она выглядела скорее фиолетовой, тогда все было желто-фиолетовым, я не мог терпеть и вжарил ее без всяких прелюдий. Это продолжалось, наверное, полчаса, как это всегда происходит спьяну, надоело, и я решил ускорить свой финал. Положил ее на спину, отклонился градусов на тридцать и стал ее как можно мощнее и чаще. Она тяжело дышала, потом в ее дыхание добавился хрип, но меня это не могло остановить. Ее большая грудь вывалилась из декольте блядской кофточки, которая и раньше-то почти ничего не скрывала, а теперь я смотрел, как эти, без преувеличения, БАТОНЫ с неприлично торчащими сосками колышутся в такт с моими движениями. Грудь тоже отливала синевой, а соски были упрямо-бурыми, и меня действительно волновало, какой же их настоящий цвет; я двигал бедрами, чувствовал себя внутри нее и счастливым от этого, а еще думал, что я кончу и включу свет, чтобы ее рассмотреть. А она снова захрипела и вдруг прижала меня к себе, она оказалась неожиданно сильной, а может, виноват алкоголь во мне - я поддался и рухнул на нее, но не перестал двигаться. Я был совсем близок, когда понял, что она уже не хрипит, и приостановился на миг - это продлевает удовольствие, уже тогда я это знал. Но за эту секунду я понял, что она не дышит; мне стало страшно: заебал телку до смерти, кому не стало бы? Но моя остановка означала бы, что все силы потрачены зря.

Не подумайте, я не некрофил или какой-то маньяк, я был обычным восемнадцатилетним пацаном, которому сколько ни давай – все мало. Но короткое сомнение, каюсь, возникло. Надо было прекращать в тот же миг; я не прекратил - и понял, что прижимаюсь к полной груди мертвой женщины, что мой член в ней и он не опадает, а уже в следующую секунду - что я снова ритмично двигаюсь. Ужасно, мне показалось, что она начала холодеть и что я сам холодею, и я дернулся назад - но что-то с хрустом вдавило нас в матрас. И сразу же меня схватили за жопу. Меня хватали и до этого, и после, и девки, и менты, и вас тоже, наверное, но пусть судьба обережет вас от такого. Резкое, ледяное прикосновение - как будто под кожу засадили кубики льда протаскивают их, они прикасаются прямо к оголенным мышцам и их разрывают. Секундное ощущение, потом эти ледяные пальцы будто вошли еще глубже и стали мной двигать. Еще одну такую "руку" я почувствовал у себя на затылке. Я был словно большой куклой в чьих-то невидимых, холодных руках. Нами будто бы играли "в маму и папу". Потом нас перевернули, меня и мертвячку, и я закрыл глаза, чтобы не видеть, как будут подпрыгивать ее груди и безвольно болтаться голова с раскрытым ртом и закатившимися глазами. К счастью, мои глаза не волновали того, кто нами играл, и я почти ничего не увидел, но нарисованные воображением картины были не намного лучше. Нас снова повернули, я оказался сзади - мы повторяли сценарий, по которому занимались сексом при ее жизни, и я понял, что, пока не кончу, не освобожусь. Изо всех сил я постарался убедить себя, что она в порядке, просто слишком пьяна, и что жжение на моих ягодицах и спине - из-за ее темпераментности. Немного терпения - и я просто фонтанировал удовольствием, кажется, я даже кричал, думаю, она бы тоже повизжала, если бы еще могла дышать.

И нами в самом деле перестали двигать! Я схватил одежду и выбежал в коридор, оделся уже на ступеньках, сел у подъезда и закурил. Руки дрожали, яйца звенели, сердце колотилось так сильно впервые в жизни (это сейчас стенокардия не может удивить), а мой сосед уже скоро должен был вернуться. Я решил подождать его, и ходил у подъезда больше часа, дергаясь от всякой случайной тени. Наконец он явился, умиротворенный и запачканный какой-то известью. Он был понимающий чувак. Был, потому что разбился в марте, с женой и сыном. Он был понимающий чувак и выломал из лавки доску, чтобы прогнать того, кто меня напугал. Мы поднялись, он толкнул дверь и с яростным воплем ворвался внутрь. А этой мертвой бляди там не было. Дверь была не заперта; может быть, она ушла сама, может, ее забрал кто-то из соседей, которому надоела его старая, обрюзгшая жена. Может, она показалась хорошей куклой тем, кто играл нами, и до чего же тогда хорошо, что я им не понравился. Впрочем, меня не очень расстроила пропажа. Если вы, забравшие труп, это читаете, знайте - я отказываюсь от любых претензий на него, оставьте его себе, хоть сейчас она и не так хороша, как восемь лет назад.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики