ФЭНДОМ


Получать зарплату в пятницу – всегда плохая примета. Эта мысль промелькнула где-то у меня на периферии, когда я расплатился с барменом двумя тысячными купюрами за несколько «шотов» виски с колой и содовой. На танцполе «Эрмитажа», который был на уровень ниже бара, в ночном угаре веселились несколько сот молодых девушек и парней, которые также как и я забывались, не вспоминали свои проблемы, низкую зарплату, проблемы с парнями/девушками и так далее по списку.

Мне было хорошо. Да, определенно мне было хорошо: я получил повышенную зарплату за выполнение плана, поэтому с чувством полного достоинства я имел право прожигать заработанные сидением за компьютером в душном офисе банкноты. Я был свободен, а вокруг было полно классных девушек, некоторые из которых с нескрываемым интересом поглядывали на меня, одинокого и привлекательного парня в сером модном пиджаке и сорочке с накрахмаленным воротником. Я уже готов был подойти к одной из них, которая буквально пожирала меня глазами и явно хотела знакомства, которое началось бы с бокальчика, скажем, мартини «Бьянка», а далее – уже по обстоятельствам. Но в самый последний момент я засунул руку в карманы и обнаружил там лишь скромные 200 рублей, на которые я не мог приобрести даже самое дешевое пиво, не говоря о более крепких напитках.

Вовремя остановившись, я понял, что сегодня вечер закончится без знакомства. Бросив на девушку извиняющий взгляд, я тихонечко посеменил к выходу. В толпе танцующих я даже немного пожалел, что все так быстро закончилось (а без денег и одному в клубе, я был уверен, ловить было нечего) и, взяв куртку в гардеробе, вышел из «Эрмитажа».

Ночной свежий воздух немного вернул мне уверенности в мою шатающуюся походку, и я предстал перед выбором: как добираться домой, на «моторе» или вызвать такси? Немного поразмыслив, я решил все-таки вызвать авто с шашечкой, так как в последний раз поездка на пойманной «попутке» была не самая успешная: реально обкуренный водитель вместо проспекта Победы умудрился увезти меня на Парк Победы и при этом требовал с меня две с половиной сотни.

До самого популярного в городе такси с первого раза дозвониться не получилось – в самый разгар пятницы у них, скорее всего, был настоящий «час пик». Вторые и третьи попытки закончились голосом автоответчика: «К сожалению, сейчас все операторы заняты, перезвоните через семь-десять минут».

Во втором такси усталая девушка-оператор сказала, что попробует поискать машину в течение 15 минут, но через это время так и не перезвонила. В третьем такси вообще не брали трубку.

Плюнув на все и начиная уже дрожать от холода (на улице был самый разгар января), я начал потихоньку семенить к Чистопольской, чтобы на свой риск и страх вновь ловить попутку, как неожиданно моя рука нащупала в кармане визитку. Взяв ее в руку, я увидел, что это реклама еще одного такси, которое обещало «Приехать через 7 минут после вызова, иначе это будет бесплатная для Вас поездка!» Я удивленно хмыкнул, пытаясь вспомнить, откуда у меня оказалась эта визитка, но потом вспомнил, как ее, вроде бы при входе в клуб, мне дала девочка-промоутер.

Я попробовал набрать номер, указанный на визитке. Трубку, на удивление, сняли буквально после первого гудка.

— Добрый вечер, такси «Семерка», — начал говорить механический голос автоответчика. — Вы сейчас находитесь… (здесь была небольшая пауза) около ночного клуба «Эрмитаж». К вам выехала синяя «Субару Импреза» с номером 223, он будет на месте через 4 минуты 30 секунд. Счастливого пути.

Я, конечно, изрядно перебрал в тот вечер, но моему удивлению не было предела. Если автомобиль действительно приедет через названное время, то это действительно классное такси, которое, судя по всему, через GPS определило мое местонахождение и сразу же назначило мне автомобиль. Я даже и сказать ничего не успел.

Через несколько минут на стоянку уже въезжала японская иномарка темно-синего цвета с номерами 223. Я несказанно обрадовался такому сервису и поспешил к наглухо затонированному автомобилю.

Когда я залез в иномарку, на заднее сидение за водительским местом, я не почувствовал привычного автомобильного тепла. В салоне явно не работала печка, и внутри было ничуть не теплее, чем на улице.

Водитель, тем временем, лицо которого я не смог разглядеть, сидел молча и ничего не спрашивал. Я, не дожидаясь его вопроса, сразу назвал адрес, и он сразу же тронулся. Внутри автомобиля мне сразу что-то не понравилось. И дело даже не в холоде, который буквально пронизывал «Субару» (ну мало ли, вдруг печка сломалась там), а какая-то непонятная атмосфера и поведение водителя. Его туловище будто жило отдельно от своих рук – он работал конечностями, переключал скорости, нажимал на педали, но туловище абсолютно не шевелилось. Даже голова оставалась на месте, он будто и не смотрел по бокам, когда пересекал нерегулируемые перекрестки.

Далее меня насторожило его молчание. С того момента, как я сел, я не услышал ни привычных «Здравствуйте», «Куда едем?», ни вообще какого-либо звука с его стороны. К тому же, судя по всему, водитель абсолютно не мерз – он был в простой легкой рубашке и, как я смог разглядеть, в летних белых брюках из хлопка.

На рубашке, как я смог разглядеть со своей позиции, было какое-то небольшое пятно на правом рукаве. Оно, почему-то, меня насторожило больше всего. — Извините, а у вас печка не работает, да? – наконец, набравшись немного смелости, спросил я.

Водитель молчал. У меня даже возникло ощущение, что он был глухой. Да, я слышал, что бывают и такие таксисты, которым адрес пишут на бумажке. Но, с другой стороны, он же меня вез в правильном направлении. Мы уже практически добрались по Чистопольской до Третьей транспортной дамбы и ехали в сторону Ветеринарного института и по «южке».

Потом мне стало совсем нехорошо. Водитель нехило так гнал свою иномарку по ночной Казани, из-за чего меня начало немного тошнить. Я попросил немного снизить скорость, но с таким же успехом я мог поговорить с бесстрастным «фейсконтрольщиком» на входе в «51-й штат», который просто игнорировал просьбы пропустить тебя в клуб.

Тем временем, водитель стал увеличивать скорость. Я уже практически стал кричать, чтобы он снизил ее и даже тронул его за рубашку с тем самым пятном.

Никакой реакции. Причем, его тело мне показалось чересчур холодным. Это меня напугало еще больше. Однако вскоре он на самом деле снизил скорость и вовсе остановился, прямо посередине дороги. Мы едва проехали под мостом около Компрессорного завода и встали на небольшом подъеме.

Водитель заглушил мотор и продолжал сидеть, на этот раз абсолютно не двигаясь. Признаться честно, тут мне стало на самом деле страшно. Представьте себе, каково это: в чертовски холодной машине, посередине оживленной даже в ночное время трассы сидеть с непонятным водителем, который молчит и разгоняет автомобиль, а потом резко останавливается.

Я попытался как можно скорее покинуть машину. «Сколько я вам должен? Вот 200 рублей, я здесь пешком дойду!» — я протянул водителю деньги. Спереди вновь не последовало никакой реакции, словно я решил дать эти купюры манекену.

Плюнув на деньги, я попытался открыть дверь. Но она была заперта, причем заперта, судя по всему, по хитрой системе блокировки со стороны водителя. Я начал тарабанить по ней, трясти со всей дури и уже всерьез задумывался о том, чтобы сломать стекло, как неожиданно со стороны водителя я заметил какое-то движение.

«Кабзец, он сейчас пистолет достанет и убьет меня нахрен!» — это самая первая и не самая, согласитесь, нелогичная, на тот момент, мысль, которая пришла мне в голову. Но водитель просто поднял правую руку и указательным пальцем явно на что-то показывал. Как и ранее, он сохранял спокойствие.

Когда мысли о том, что я доживаю последние секунды своей маленькой и, наверное, все же никчемной жизни, немного рассеялись, я присмотрелся туда, куда он показывал.

Там, в свете оранжевых городских фонарей, на небольшом заборе, отделяющем тротуар от дороги, что-то поблескивало. Немного присмотревшись, я увидел, что это какая-то блестящая лента, которую ночной ветер немного теребил. Еще приглядевшись, я увидел что-то белое. Когда, наконец, в мой уже перестающий что-либо понимать мозг пришло понимание, в моих глазах все потемнело.

На этом небольшом заборчике висел поминальный венок с черной лентой, отблескивающей позолоченными словами. Чуть ниже висел помятый номер автомобиля, и я готов был дать руку на отсечение, что там был написан номер 223.

Потом водитель, видно, поняв, что я увидел то, на что он показывал, опустил руку и протянул сложенную на правом переднем сидении газету, при этом абсолютно не двигаясь туловищем. В темноте автомобиля было совсем не разобрать, что там написано, но внезапно меня охватил какой-то безбашенный азарт. Мне захотелось понять, что хочет от меня этот загадочный и холодный как январская ночь водитель. Я достал телефон, включил у него дисплей и в отсвете света начал читать.

Да, наверное это было странным: стоя посередине оживленной Южной трассы в загадочной машине читать газету, которую подсунул молчаливый и жутковатый водитель. Несколько раз сзади автомобиля доносились сигналы других машин, которые, наверняка, чудом не врезались в «Субару».

«Смерть на дороге. Крупная авария на Южной трассе: водитель, уступивший дорогу женщине с коляской, погиб. В него врезался «КамАЗ». Как рассказали в ГИБДД Казани, авария произошла в самый разгар январских каникул. Водитель «Субару Импреза» после выезда из-под моста на Компрессорном решил на оживленном участке пропустить женщину, которая пыталась перебежать дорогу с коляской, и резко затормозил. Его маневр стал полной неожиданностью для водителя следующего за ним на скорости около 80 км/ч «КамАЗа», и грузовик буквально протаранил остановившуюся японскую иномарку. Иномарка от удара наехала на женщину, лишь чудом не задев коляску. Водитель, который был единственным пассажиром, погиб, женщина скончалась в машине «Скорой помощи». Сейчас выясняются все подробности произошедшего, а также дознаватели определяют виновника ДТП».

Я обмер и отложил в сторону газету. Водитель продолжал сидеть, абсолютно не двигаясь. Я перестал понимать, что происходит, почему я сижу в этой «Субаре», раз она попала в ДТП и ее разбитый номер висит у поминального венка, кто это за рулем и почему я не могу отсюда выйти.

Неожиданно водитель стал оборачиваться. Захотелось резко зажмурить глаза, я не желал видеть его лица. Но я не успел.

На переднем сидении находился мертвец. Его глаза были выпучены, в некоторых местах лица сошло мясо и были многочисленные порезы. Я не мог ничего вымолвить.

«Я не успел. Не делай таких ошибок. Беги быстрее», — донеслось из его уст. Мне стало плохо, даже, кажется, я обделался. Но задняя боковая дверь, к которой я инстинктивно потянулся, на этот раз поддалась и отворилась. Я выскочил из машины и, ничего не соображая, побежал прочь от нее, по трамвайным путям в сторону Третьей транспортной дамбы. Ни разу в жизни я еще не бежал так быстро.

Когда я остановился (где-то примерно у Ветеринарного института), перед глазами мерещилось его лицо. Меня тошнило, я был в замешательстве. Обернувшись, я не увидел стоящий машины. Либо она уехала, либо просто растворилась.

Выдохнув несколько раз и пытаясь больше не вспоминать о произошедшем (я уверен, что меня приняли бы за сумасшедшего, если бы я рассказал в те же минуты о том, как ехал в машине с мертвецом), я побрел пешком обходными путями домой. Мне не хотелось ловить попутку, и уж тем более вызывать такси. Я пытался переварить увиденное, свалить все на изрядный алкоголь, мою фантазию. Но не мог найти логического объяснения до сих пор.

Этот рассказ – моя небольшая исповедь. Я его написал, чтобы проверить, не сошел ли я до конца с ума. Сегодня утром, когда я выглянул в окно, мне показалось, что под моим окном, прямо напротив подъезда, стоит та самая синяя «Субару». Я дописываю эту историю и выхожу. Я не знаю, что меня ждет через несколько минут.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики