ФЭНДОМ


Гвоздь сидел в новенькой «Ауди» и никак не мог унять дрожь в руках. Он мысленно прокручивал в голове все возможные варианты, от которых становилось только хуже. Но по крайней мере они оставляли шанс на жизнь, а это уже хоть что-то. Высокий, хорошо сложенный парень с внушительной черной шевелюрой, прозванный Гвоздем, сильно облажался. А в том мире, к которому он принадлежал, проступки наказывались очень просто и отнюдь не гуманно.

Сегодня ему повезло. Если, конечно, можно назвать везением участие в сборе Пазла. Шанс на успех микроскопический, а если и повезет, то потом придется разгребать невероятное количество проблем с законом. Но все же это лучше, чем оказаться заживо похороненным в Богом забытом подмосковном селе или превратиться в четвертованную секс-куклу, которой будут пользоваться при съемках подпольных порнофильмов для извращенцев.

Гвоздь зажмурил глаза. Пазл. Забава, придуманная местным царьком по прозвищу Колпачок. Под таким вот милым именем скрывался человек, которому была подчинена вся криминальная сфера Подмосковья. Влияние этого выродка расползалось, подобно раковым клеткам, и по регионам, подчиняя своей власти здоровые и благополучные районы. Очень медленно, сопротивляясь из последних сил, в империю Колпачка вливалась и столица. Выражение «под колпаком» приобрело новое удручающее значение. Гвоздь работал на Колпачка два года и уже давным-давно проклял тот день, когда ступил на манящую богатством и красивой жизнью бандитскую тропинку.

В окно автомобиля постучали, возвращая из воспоминаний в реальность. Гвоздь нажал на кнопку, и боковое стекло заскользило вниз, впуская в охлажденный кондиционером салон пары прожаренного на славу дня.

– Ты, что ли, Гвоздь? – спросил рыжий мужик среднего возраста.

– Я, – ответил Гвоздь, разглядывая причудливое лицо незнакомца, на котором щетина росла клочьями.

– Ну, привет, напарничек! Я – Рыжий. – Он протянул в салон руку для приветствия. – Будем вместе Пазл собирать.

– Понятно…

Рыжий бросил взгляд на машину:

– Отличная тачила, на ней попрем?

– Не-е-е, – протянул Гвоздь. – Я все-таки надеюсь на лучшее, так что она может еще пригодиться. Жалко ее как-то… Сам знаешь, что такое Пазл.

– Ну да, ну да. Я свой «крузак» тоже дома бросил. Приехал на «девятке» убитой. Можно и на ней выдвинуться. В ней же, скажем так, снаряжения хватает.

– Я не против.

– Ну, тогда я за баранкой сижу.

– Лады.

Гвоздь вышел из машины и захлопнул дверь. Заглянув в багажник, достал короткоствольный автомат Калашникова и повесил его на плечо.

– Нормальная вещица, – заметил Рыжий. – А я пока с «макарычем».

– Главное, чтобы не пришлось пользоваться ими слишком часто. Интересно, кто у нас третьим будет?

– Мне без разницы. Все равно рассчитывать можно только на себя. Без обид.

Гвоздь грустно кивнул. Время Пазла приближалось, а напряжение все сильнее сковывало мышцы.

– Нехеровая усадьба, ага? – сказал Рыжий, разглядывая владения Колпачка. Огромная площадь, приспособленная под стоянку, три шикарных особняка и Бог знает сколько мелких строений, отданных под посты охраны, оружейные, кухни, бани и прочие необходимые для беззаботного существования босса помещения.

– Угу, чтоб я так жил…

– Ей-ей!

Повернувшись, Гвоздь увидел одного из охранников, который, улыбнувшись, заговорил:

– Пора, ребятки. Правила вы знаете. Два часа – крайний срок. Делать можете что хотите, «мусора» все равно сюда не сунутся. Но за воротами они имеют полное право вас пристрелить. Выгоняйте машину за территорию и можете отправляться. Два других экипажа уже готовы.

– Погоди-ка, – пробормотал Рыжий, лихорадочно теребя шевелюру, – нам ведь полагается третий человек.

– Он уже давно ждет, щас позову, – сказал охранник и, не сумев сдержать смеха, добавил: – Вам просто необыкновенно повезло!

Рыжий и Гвоздь сидели в черной «девятке» и задумчиво разглядывали другие автомобили. Справа стоял наглухо тонированный джип, еще чуть правее – потрепанного вида «Хонда». В этих машинах собрались такие же неудачники, мечтающие добыть себе право на существование с помощью Пазла.

– Сколько до старта?

– Пятнадцать минут. – Рыжий посмотрел в зеркало заднего вида и закашлялся, едва не выронив сигарету.

– Мама дорогая, ты глянь, кто к нам чешет…

Открыв дверцу, Гвоздь встретился глазами с полуголым качком, шагающим в сторону «девятки».

– Кто это? – поинтересовался он, стараясь, чтобы амбал не услышал вопроса.

– Да это же самый натуральный дебил! – заголосил Рыжий. – Тьфу, бля! Видел его несколько раз – полнейший идиот!

Здоровяк подошел к машине со стороны водителя и открыл дверь. Одет он был, словно курортник. Лицо представляло собой перекопанное шрамами кочковатое поле.

– Сереженька поедет здесь. Пазл.

– Да-да, Сереженька… – не глядя на новоиспеченного напарника, пробурчал Рыжий. – Вот что, дебила кусок, садись на заднее сиденье и помалкивай.

– Кусок, – безразлично повторил бугай и залез в автомобиль, на полу которого была разбросана целая куча металлического хлама.

– Значит, так, – продолжал Рыжий, – похоже, я тут самый старший, значит, буду главнюком. Надеюсь, возражений нет? Ну и славно. Наши действия: работаем тихо, не привлекая лишнего внимания. Ищем одиноких пешеходов, огнестрел только в крайних случаях. Слышь, недоносок, у тебя пушка есть?

Амбал поморщился, нагнулся к полу и стал разбирать ворох инструментов. Выпрямившись, он поднял вверх внушительных размеров топор, и впервые на его обезображенном лице мелькнула улыбка.

– Без пушки, от-лич-но, – делая упор на гласных, отчеканил дебил.

– И за что нам такое счастье? – проворчал Рыжий, заводя мотор. – Ну, по крайней мере с мясником в нашем пионеротряде мы определились.

– Не то слово, – буркнул себе под нос Гвоздь, разглядывая в зеркало Сереженьку, который, казалось, совсем не моргал.

Первой тронулась «Хонда», рванув в город по центральной дороге. Следом очень медленно пополз джип, словно оттягивая предстоящее действо.

– А мы пойдем другим путем, – бросил Рыжий, и «девятка» покатила к второстепенной трассе, которая вела не к центральной части города, а к окраине.

– Начало-о-о-ось, – дрожащим голосом протянул Гвоздь. – Что, соберем Пазл?

– А куда мы денемся, бля! – Уверенность в голосе Рыжего придавала дополнительные силы и его напарникам.

– Пазл, – сказал дебил, пытаясь найти собственное отражение в полотне топора.

Автомобиль мчался по нагретой солнцем дороге, оставляя позади однообразные коробки домов. Движение было не слишком оживленное, и в город троица добралась достаточно быстро.

– Значит, нам нужно шесть кусочков, – повторял вслух правила Гвоздь, – и все из разных мест.

– Ага, – включился Рыжий, – а то эти идиотские наблюдатели живо стуканут кому следует. Но я думаю, их все-таки можно обмануть.

– Может быть. Но что-то стремно так рисковать. Они ведь могут быть где угодно, а могут вообще сидеть дома, наслаждаясь мультиками. У нас и так положение не ахти, так что лучше всего просто следовать правилам.

– Тут ты прав… Но мне интересно, на кой хер Колпачок придумал всю эту галиматью с Пазлом, если он не видит, как мы его собираем?

– Да потому, что он больной ублюдок, вот и все. Ему уже неинтересно просто избавляться от «косяков», ему нужно шоу. К тому же результат-то, если кто собрал, он видит. Лично проверяет Пазлы и решает, кто победил.

– Мужчина? Женщина? – подал голос Сереженька.

– Че? Куски, что ли? Насколько я знаю, разницы никакой. Главное, чтобы все по науке, ну, там: лево-право, верх-низ.

Рыжий одобрительно кивнул и хотел было подытожить разговор, как вдруг заметил колесящего по тротуару велосипедиста.

– Опа, вариант.

Машина обогнала старика на велосипеде и пристроилась к заросшему кустарником забору. Гвоздь вышел из «девятки», чувствуя, как к горлу подступает комок.

– Извините, – начал он, когда дед подъехал совсем близко, – можно вас попросить…

Фразу не понадобилось договаривать до конца, потому что Рыжий ударом кулака опрокинул деда на землю. Тот, ударившись головой, не издал ни звука.

– Тащи быстрее, – бормотал Рыжий, бегло осматриваясь по сторонам, – пока не видит никто.

Гвоздь схватил старика за руку и потащил за машину – подальше от взоров с детской площадки, расположенной через дорогу. Дед оказался довольно тяжелым, и он устал уже на полпути к кустам. Но в эту минуту с заднего сиденья поднялся Сереженька и без единого слова ударом топора отсек велосипедисту левую руку. В стороны хлынула кровь, а пришедший в сознание старикан заорал в полную мощь легких. Гвоздь плюхнулся на пятую точку, удивленно сжимая отрубленную конечность. Следующий удар топора пришелся деду в голову, размозжив тому череп и заставив замолчать навсегда.

– Твою мать! – выпалил Гвоздь. – Ты хоть предупреждай! Чуть и мне заодно руку не оторвал!

– Первый кусок, – беззаботно заметил дебил, складывая взятый у ошарашенного Гвоздя обрубок руки в багажник.

– Ладно, поехали, – торопливо произнес Рыжий, залезая в машину, – пока тут толпа не собралась.

Хлопнув дверьми, автомобиль моментально исчез за углом, оставив труп на липком от крови тротуаре.

– Ну, что же, начало неплохое, – воодушевленным голосом изрек он.

– Хотя можно было и поаккуратнее… – добавил Гвоздь, косясь на Сереженьку, который оттирал кровь с рук. – Рыжий, а ты чем провинился?

– Ох, это очень длинная история. Если коротко: хотел кинуть серьезных людей, а получилось, что кинули меня, ну, и Колпачка соответственно. А ему это ой как не нравится. А сам-то как залетел?

– По дурости своей. Только об этом я, пожалуй, умолчу.

– Дело твое. Ты представляешь, чего натворил наш недоношенный друг? Лично я даже боюсь это вообразить.

Но дебил не проявлял никакого интереса к беседе, безучастно глазея в окно.

– Магазин! – резко выкрикнул амбал. – Ма-га-зин!

Рыжий посмотрел на приближающееся здание «круглосутки», в которое тыкал пальцем Сереженька. У входа была привязана собака непонятной породы, тут же пили пиво двое парней.

– Ма-га-зин! Ма-га-зин! – никак не унимался дебил.

– Селезенька хосет манную касу? – передразнил его Рыжий. Но здоровяк уже открыл дверь со своей стороны и собирался выбраться прямо на ходу. – Да стой ты, ушлепок несчастный, – злобно бросил Рыжий, притормаживая у маленьких ступенек. – Остановлю я, остановлю. Только куда ты в таком виде намылился?

Слова не донеслись до адресата. Сереженька уже вылез из машины и быстро исчез в проеме магазинной двери.

– Вот дурень! У нас времени полтора часа, а он по магазинам шляется…

– Эээ, Рыжий? – Лицо Гвоздя осветилось беспокойством.

– Чего тебе?

– Этот умственно отсталый увалень унес с собой топор.

Глаза Рыжего округлились, и в эту же секунду из магазина раздался дикий визг. Входная дверь распахнулась, едва не слетев с петель. Из помещения вылетела женщина с ребенком на руках, за ней следом, переходя на бег, выскочили еще трое человек. Привязанная у входа собака разразилась сиплым лаем, уделяя убегавшему посетителю отдельное внимание.

Рев всполошил всю округу, когда на пороге показался Сереженька, тянущий за волосы продавщицу в зеленой манишке. Она вопила что было сил, упираясь ногами и брызжа слюной. Ее седеющие локоны в руках дебила были похожи на веревочки, с помощью которых управляют марионетками.

С силой бросив женщину на капот, Сереженька опустил топор точно в середину ее горла. Лобовое стекло расцвело кровавыми узорами, а лежащее на машине тело задергалось, точно под действием тока. Беспорядочные крики сменились неразборчивым булькающим звуком. Из ноздрей жертвы поползла густая жидкость багряного цвета. Новый удар дебила пришелся в то же место, что и первый. Этого оказалось достаточно, чтобы голова продавщицы отделилась от туловища и скатилась вниз.

Среди царящей вокруг паники Рыжий с трудом смог прийти в себя. Он выбрался наружу и, не замечая криков прохожих, взял забившуюся под переднее колесо голову. Стараясь не смотреть на новый кусочек Пазла, быстро подбежал к багажнику, отправил туда окровавленный ошметок и юркнул обратно за руль. Дебил уже сидел на своем месте и как ни в чем не бывало глядел в окошко. Гвоздь потерянным взором всматривался в рассекающую лобовое стекло полоску крови.

– Валим! – буркнул Рыжий и надавил педаль газа. Машина рванула с места, сбросила обезглавленное тело безымянной продавщицы и колесами опробовала его на прочность.

– Включи «дворники», – не выдержал Гвоздь. Щетки заработали, размазывая кровь с водой и стирая со стекла ужасающие кровавые пятна. – Похоже, шифроваться нам уже бессмысленно. Что будем делать?

– Топор забыл, – грустно произнес Сереженька.

– Да пошел ты! – рявкнул на него Рыжий. – Времени остается все меньше, так что я предлагаю хватать первых попавшихся, только соблюдать расстояние, как в этих шизанутых правилах.

Слушал его только Гвоздь, потому что Сереженька уже копался под ногами в поисках новых орудий расчленения.

– Вот, гляди, – произнес Гвоздь, указывая на Макдоналдс. – Подъезжай. Есть идея. И возьми что-нибудь острое.

– Ну уж нет, пускай этим занимается наш дебилушко.

«Девятка» заехала на полупустую стоянку и проследовала дальше к указателю с надписью: «Мак-авто».

– Неплохая мысль, – одобрил идею Рыжий. Затем, обращаясь к амбалу, сказал: – Только в этот раз без самодеятельности. Забираем руку и уматываем как можно быстрее.

Никакой очереди не было, что значительно облегчало собирателям Пазла задачу. Подъехав к первому окошку, они увидели молодого прыщавого парня, который с удивлением вытаращился на машину.

– Здравствуйте, – сказал он, разглядывая помятый капот в багровых пятнах, – что… будете заказывать?

– Чего-нибудь попить. Сушняк замучил, – стараясь улыбаться, произнес Рыжий, а поймав недоуменный взгляд кассира, брошенный на машину, сразу добавил: – Собаку сбили только что. Здоровая дворняга попалась… Сама под колеса кинулась, бешеная небось.

Оплатив заказ, он повел машину к следующему окошку, где их встречала девушка лет двадцати.

– Здравствуйте! – приподнятым голосом начала она. – Пожалуйста, ваш заказ. – И она протянула фирменный бумажный пакетик водителю. Тот неожиданно взял ее за запястье, и девушка смущенно улыбнулась, не замечая из своей кабинки, как задняя дверца машины открылась и из нее вылез лысый полуголый мордоворот, запачканный кровью.

– Спасибо, красавица, но это еще не все, – грустно пробормотал Рыжий и сильно потянул руку девушки на себя. Оторопев, она вжалась лицом в стеклянную перегородку и теперь могла разглядеть пассажира с заднего сиденья во всей красе. Ее пальцы разжались, и на асфальт рухнули пластиковые стаканчики с газировкой. Сереженька перехватил трепыхающуюся руку массивной ладошкой и принялся пилить конечность чуть ниже плеча…

Следующие минуты маленькое придорожное кафе сотрясалось от нечеловеческих воплей. Молоденькая девушка беспорядочно дергалась и билась в забрызганное кровью стекло, пытаясь остановить мучения. В помещении мелькали ошарашенные лица сотрудников, которые не решались хоть что-то предпринять. Пила, так легко расправившаяся с мышцами и сухожилиями, кости перемалывала куда медленнее. Незамолкающая кассирша выпученными глазами наблюдала, как ее рука превращается в безобразного вида культю. Когда все было кончено и очередной кусочек Пазла оказался в багажнике, на стоянку выскочили люди в форме. Испуг от увиденной картины сменился ужасом, когда Гвоздь открыл огонь из автомата Калашникова. Пытающиеся укрыться друг за другом тела пули пронзали с небывалой легкостью. Через несколько секунд асфальт покрылся кровью, появился характерный для скотобойни аромат, перемешанный с пороховым запахом. Автомобиль двинулся вперед, отбрасывая в стороны еще сохраняющих равновесие людей и увозя троицу преступников на поиски следующей части головоломки.

– Черт, – сокрушался Гвоздь, – а я думал, что двух часов вполне достаточно. Нужно поторапливаться. Рыжий не успел ничего сказать, потому что в этот момент в считаных сантиметрах слева пронеслась та самая «Хонда», оторвав боковое зеркало. Следом за ней под оглушительный вой сирен промчались три милицейские машины.

– Гонщики сраные! – рявкнул Рыжий, сбавляя скорость. – Еще чуть-чуть правее, и нас бы уже не волновал никакой Пазл.

– Похоже, у них проблемы посерьезнее наших.

– Ну и хорошо. Меньше конкурентов – больше шансов на победу.

Полиция открыла огонь. По шипящему асфальту запрыгали снопы искр. Из «Хонды» высунулся автомат и ответил свинцовым градом.

– Осторожнее! – крикнул Гвоздь. – Держи дистанцию!

«Девятка» оставалась на небольшом расстоянии от погони, умело обходя посторонние автомобили. Те предпочитали тормозить и прижиматься к обочине. Вскоре перестрелка принесла плоды: задние колеса «Хонды» с шумом лопнули, раздался визг шин, автомобиль развернуло на всем ходу. Головная ментовская иномарка, не успев затормозить, протаранила «Хонду». Искореженная груда металла полетела на встречную полосу. В этот момент второй полицейский автомобиль, не справляясь с управлением и пытаясь уйти от столкновения, врезался в светофор. «Хонда», задев несколько встречных машин, улетела в кювет. Вспыхнуло пламя, в воздух стал подниматься легкий дымок. Третий экипаж полиции с трудом избежал аварии, успев тормознуть у обочины.

– Охереть!

– Красиво! – согласился Рыжий, останавливаясь сразу позади полицейской машины. В это время, не говоря ни слова, из «девятки» вылез Сереженька, сжимая в руке окровавленную пилу. Бугай направлялся прямо к машине с синими номерами. Заметив это, Гвоздь выскочил следом.

– Отойди! – крикнул он и, не дожидаясь, пока дебил уберется с линии огня, нажал на спусковой крючок. Сереженька все же успел отпрыгнуть в сторону. А вот двое полицейских так и остались сидеть в салоне, многократно прошитые пулями.

– Сдохли? – спросил появившийся на дороге Рыжий. – Погоди секунду, нужно кое-чего проверить, – добавил он и побежал через встречную полосу к кювету, где покоилась «Хонда». Водители встречных автомобилей, завидев раскинувшуюся картину, в ужасе поворачивали обратно. Иметь дело со свихнувшимися отморозками желающих не находилось.

Гвоздь подошел к ментовской иномарке, обнявшей столб со светофором. Машина превратилась в чудовищный комок железа, вытащить трупы из которого под силу только спасателям со спецтехникой. Еще в одном милицейском автомобиле, застывшем прямо посередине дороги, со стонами копошилась пара пассажиров. Вдавленная в салон морда машины проломила кости обоим.

– Громко стреляли, – сказал неожиданно подошедший Сереженька. Его тело покрылось коркой запекшейся крови, но лицо выражало абсолютное спокойствие. Дебил есть дебил.

– Ваша мама пришла! – весело завопил из-за спин Рыжий. – Молока принесла!

Обернувшись, Гвоздь увидел, что он волочит на плече бесформенный кусок мяса.

– Откройте добытчику багажник! Я думаю, тому фаршу в «Хонде» этот кусочек не понадобится. Болваны ничего, кроме него, собрать не успели.

Гвоздь быстро подбежал к «девятке» и помог Рыжему погрузить в багажник обрубок тела – самую важную и самую затратную по времени часть Пазла.

– Отлично! – не скрывая радости, проговорил он. – Хоть так время сэкономили.

– Некогда шампусик распивать, живо в машину! Нас ждут ноги!

Отъехав несколько километров от места аварии, Рыжий вдруг резко нажал на газ.

– Ты чего? – заволновался Гвоздь. – Разобьемся, к чертовой бабушке!

– Будь что будет! – завопил Рыжий. – Пристегните ремни, ребятишки! Сейчас мы будем выполнять функции автобуса! – Он издал ковбойский крик и повел автомобиль прямиком в гущу собравшихся на остановке людей…

Черная «девятка» выскочила из потока машин и на большой скорости врезалась в толпу на автобусной остановке. Оказавшиеся под колесами тряслись в агонии, крики наползали друг на друга. Под машиной расцветала бурая лужа.

Водительская дверь приоткрылась, и из салона выбрался рыжий мужчина в джинсах и пропитанной кровью майке.

– Твою мать! Переборщил… – Он достал из-за спины пистолет и дважды выстрелил бьющемуся в конвульсиях старику в голову. – Не мучайся, папаша. Я не со зла.

Прохожие уносили ноги, оставляя искалеченных людей умирать в одиночестве. Вдалеке выла сирена. С металлическим скрежетом распахнулась пассажирская дверь. Появившийся из нее высокий черноволосый парень едва держался на ногах, вытирая разбитое лицо.

– Хватай любого! Времени почти не осталось! – заорал водитель. – А ты выползай, дебил хренов! – Он ударил по крыше автомобиля, обращаясь к тому, кто сидел внутри. – Или последние части будем собирать из тебя!

Пара машин тормознула у места трагедии, но пистолет Рыжего быстро разогнал всех зевак. С заднего сиденья «девятки» под теплое летнее солнце вылез двухметровый лысый амбал, все лицо которого страшными узорами разрисовывали петляющие шрамы. На нем были только спортивные шорты и шлепанцы. Девяносто процентов тела покрывала кровавая корка. Амбал подошел к шатающемуся пассажиру и вместе с ним вытащил из-под колес автомобиля молодую девушку. Часть ее лица была содрана, волосы спутались в краснеющем вязком сгустке, а на виске колотилась жилка. Девушка оказалась жива. Погрузив тело на заднее сиденье, заляпанный кровью экипаж уже собирался залезть обратно в машину, когда послышался визг тормозов. Прямо напротив замершего трио остановился джип, и раскаленный воздух разорвала автоматная очередь.

В следующее мгновение по изрешеченному пулями кузову «девятки» размазалось содержимое продырявленного черепа. Рыжему снесло полголовы, и обезображенный труп рухнул на землю. Оказавшиеся позади автомобиля Гвоздь и Сереженька пользовались машиной как щитом. Пули пролетали совсем близко, вонзаясь в металлический корпус и разбивая стекла. Обжигающее дыхание смерти окутало собирателей Пазла зловонным облаком. Обстрел прекратился, и «джип» с грохотом помчался прочь. Там тоже помнили об истекающем по крупицам времени.

– Не попали. Мимо. Плохо стреляли, – как всегда, тупо заявил амбал. Оглядевшись по сторонам, он залез на заднее сиденье, проталкивая тело уже умершей девушки дальше в салон.

Гвоздь бегло осмотрел себя и, убедившись, что цел, бросился к водительской двери. Раскинувшееся на асфальте тело походило на решето. От лица остался только подбородок, кровь сочилась из многочисленных отверстий. Не задумываясь ни секунды, он поднял труп Рыжего и подтащил к задней двери. Сереженька уже стащил с девушки джинсы и примеривается пилой чуть ниже выскакивающих из крохотных трусиков ягодиц.

– Возьми его тоже. Вторую ногу у него отрежешь.

– Нельзя, – задумчиво произнес дебил, не отводя глаз от румяного зада девчонки. – Против правил.

– Все в порядке, он ведь не стоял на остановке, а приехал с нами. Точно так же мы могли убить всех в разных местах на оговоренном расстоянии, а кусочки собрать уже в одном месте. Так что помоги!

Они втащили изъеденный пулями труп на заднее сиденье, которое теперь походило на морг. Сереженька с трудом умещался тут и в полном одиночестве, а в компании двух мертвецов свобода движения испарилась окончательно.

– Времени у нас ровно на то, чтобы добраться до Колпачка, – садясь за руль, проговорил Гвоздь. – Ты занимайся оставшимися частями, а я поведу. Хорошо бы еще машина завелась.

Опасения не подтвердились. Мотор с первой же попытки издал приятное слуху урчание.

Автомобиль несся к конечной цели путешествия, вызывая изумленные взгляды водителей встречных машин. В салоне стоял тошнотворный запах. Сереженька трудился в поте лица, производя пилой мерзкие звуки. Брызги крови, вырывающиеся из-под стального лезвия, то и дело попадали на Гвоздя. Он старался держаться и молча вел машину, не оглядываясь назад.

Уже в нескольких минутах езды от владений Колпачка Гвоздь испытал небывалую радость. У расположенной на отшибе центральной дороги бензоколонки лежал перевернутый автомобиль, взятый в кольцо сотрудниками полиции. Это был так хорошо знакомый всем джип. Гвоздь с невероятным трудом преодолел желание посигналить неудачникам, которые уже точно не жильцы. Ведь у Колпачка очень длинные руки, и достать кого-либо в тюрьме – не проблема.

На счастье двух оставшихся в живых собирателей Пазла, менты были заняты, иначе обязательно обратили бы внимание на продырявленный автомобиль, несущийся по дороге.

– Ну что, Сереженька! – радостно воскликнул Гвоздь. – Справились, мать твою! Пазл собрали, уложились вовремя. Да еще и конкурентов обошли! Поздравляю!

– Красивая… – пробурчал дебил, лаская изуродованное тело девушки. Он уже закончил со своим малоаппетитным занятием, и две отпиленные ноги лежали в стороне от трупов.

– Да разве там разберешь? Да и вообще, какая разница! Мы же победили! Как ты не врубаешься, дубина?!

– Пазл, – как обычно, не к месту вставил Сереженька, а «девятка» тем временем выехала на дорогу, ведущую к обители Колпачка.

– Успели! – удивленно воскликнул охранник, открывая ворота. – А мы уже думали, никто не приедет. «Девятка» проследовала на обширную территорию, моментально попав в оцепление вооруженных людей.

– Черт! – бросил один из собравшихся. – Не на тех поставил. Эх, просрал я штуку «зелени»… По толпе прошелся довольный смешок. Настроение у охраны было отличное.

– Прошу за мной, – сказал высокий блондин, одетый в камуфляжную форму. – Где Пазл?

– В багажнике, – устало ответил Гвоздь. – А ноги в салоне. Там немножко испачкано, не обращайте внимания.

– Заберите и принесите наверх, – приказал блондин своим людям. – Колпачок уже ждет. Комната была наполнена солнцем. Со стороны открытого балкона веял приятный ветерок, игриво цепляя шелковые занавески. Колпачок сидел за столом и с любопытством разглядывал обоих победителей. Был он крепким стариком с огромным животом и торчащей, как сорняк, седой бородой. Вокруг кучковались вооруженные охранники.

– Что ж, – начал он, – молодцы. Можете считать себя полностью амнистированными и продолжать работу. Только учтите – подобных проколов быть не должно. Следующая ваша оплошность, если она негативным образом отразится на работе всего нашего дружного коллектива, станет последней.

Гвоздь молча кивал, а Сереженька тупо разглядывал собственные ноги.

В комнату вошли двое, таща с собой небольшую металлическую ванну.

– А вот и Пазл, – с улыбкой произнес Колпачок. – Сами понимаете, я должен взглянуть на результат ваших стараний.

Старик поднялся со своего места и, опираясь на трость, подошел к ванне, в которой лежали части человеческих тел.

– Очередной мутант, – едва сдерживая смех, заявил он. – Женская голова, тело мужское… И где вы такую рожу откопали? – Колпачок сделал паузу. – Ну, все нормально. Все куски на месте, да и правил вы, как мне сказали, не нарушали. Посему можете быть свобод…

Он проглотил окончание слова и присмотрелся к Пазлу. Гвоздь почувствовал, как по телу запрыгали мурашки. Поморщившись, старик стал ковырять тростью в металлическом корыте, внимательно разглядывая останки.

– Хе, похоже, я малость погорячился, – не без удовольствия произнес Колпачок, глядя в бледнеющее лицо Гвоздя. – Я, конечно, слышал, что бывают люди, у которых обе ноги левые, но, сколько живу, всегда думал, что это выражение используется в переносном смысле.

– Как?! Не может быть! – недоумевал Гвоздь. Он в панике подбежал к зловонной куче мяса и с ужасом убедился в правоте старика. Две левые ноги – мужская и женская.

Посмотрел на Сереженьку, безразлично хлопавшего огромными глазами, не понимая, что его ждет, и попытался оправдаться:

– Это он отрезал ноги! Дебил! Я тут ни при чем! У нас же труп в машине, это просто ошибка! Вы же не можете из-за такой ерунды…

– Я все могу! – рявкнул Колпачок, делая знак охране. – Правила есть правила.

– Подождите, ну это же смешно… – взмолился Гвоздь.

Грохнул выстрел. Гвоздь несколько секунд балансировал на коченеющих ногах, а потом повалился на пол. Жизнь в его глазах затухла рядом с Пазлом, который он с таким трудом пытался собрать. И то, что должно было принести жизнь, подарило лишь смерть.

– Ну, а с тобой-то что теперь делать? – обращаясь к Сереженьке, спросил Колпачок. В ответ амбал только потер один из шрамов. – Хорошо еще, что вся эта шваль тебя не знает. Но такими темпами, боюсь, придется придумывать тебе другую забаву. Ладно, езжай домой, приведи себя в порядок. Машина ждет внизу.

Сереженька согласно кивнул и уже покидал комнату, когда услышал голос Колпачка:

– Ты хотя бы доволен?

– Доволен, – улыбаясь, выдавил дебил. А потом дружелюбно добавил: – Спасибо, папа.


Александр Подольский

.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики